Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:27 

ivor seghers
заморский провинциал
Набросок для игры - здесь сохраняю, чтобы не потерялось. Не хочу забывать своего персонажа с амнезией, он мне полюбился. Неприхотливый тем более, может жить, где угодно.


- Чего я хочу? – с расстановкой спросил парень у своего отражения в металлизированной стенной панели. Выяснить это надо было, пока лифт не доехал до этажа назначения. Горела кнопка 22, но пассажир не отчаивался: электричество давали с перебоями, свет мигал, и лифт спазматически дергался, угрожая застрять.

Он в инженерном корпусе. Требуется узнать, что ему здесь понадобилось. Операторам песочного щупа здесь надобится редко что, у них свое общежитие, этажи соответственно с минус третьего по минус десятый.

На нем серые брюки от рабочей формы и белая рубашка, застиранная до батистовой мягкости: собираясь по этому делу, какое бы оно ни было, он решил =приодеться в древний текстиль. Он машинально дотронулся до скулы: синяк достиг максимальной цветовой насыщенности, но уже не болел: дня три, что ли, прошло. Взъерошил и так растрепанные волосы. След обрывался. Попробуем с другой стороны.

Олито, нежнейший городок. Домики первых колонистов, цветники, все под старину. Фестивали, гей-парады, каждый первый интеллектуал. Рай всего в трехстах километрах. Близко, казалось, бы, если бы не песчаные бури. Отдельные везунчики, отправляясь в отгул, застревают на неделю, не имея возможности вернуться. Невезучих всегда было больше, вот и ввели режим утверждения увольнительных.

Поселок: серые кубы зданий, титанические автострады, вдоль них полосы прижившейся зеленой травки с круглыми желтыми цветами. Некоторым родину напоминает, лично ему нет. Интересно, это с памятью проблема, или его родина и правда не такая? Он оглядел свои руки: вокруг ногтей, а также в линии жизни и судьбы прочно въелась синеватая пыль, из-за которой каждый работник технического труда на голубой планете Олли выглядел доходягой. Зато какое зрелище, когда километры пустыни цвета индиго вспыхивают синим пламенем под первым лучом здешнего светила. А тем более, когда спокойный ультрамарин встает до неба бирюзовым смерчем… От одного воспоминания засосало под ложечкой, лифт солидарно вздрогнул.

Песок на Олли главное богатство. Так что оператор зонда-разведчика может жить здесь в сытости и относительной прохладе. Работа простая, хотя в бурю, конечно, опасно. Как водить, он помнит всегда, как драться тоже, с остальным бывают проблемы. Свое имя, как сейчас, он, правда, забывает нечасто. А вот вспомнить, почему он здесь оказался, не удавалось еще ни разу. По программе реабилитации преступников? Возможно. Вольнонаемный? И это может быть. Ответить на это может только служба иммиграции. «Введите свой двенадцатизначный социальный код и слово-идентификатор», - повторяет автоматический голос. «Как же так, не помните слово-идентификатор? - вздохнул живой оператор, когда к нему удалось прорваться через череду цифр. – Без него я не имею права предоставлять личную информацию. Направьте запрос…»

Он нащупал в кармане продолговатую пластинку: флэшка. На ней записан видеозапрос, который инженер обещал быстренько закинуть на корабль-маму, а то в нижнем общежитии только медленный канал. Победа! Основное вспомнил, теперь и детали всплывут. Лифт мелодично звякнул, тоже как будто радуясь. Коридор был похож на гостиничный, номер апартаментов 2201. Он постучал в серую дверь.

- Привет. Я Винс. Винсент. Помнишь?

@темы: txt, original

URL
Комментарии
2012-07-11 в 18:40 

PaleFire
Пьяная змея ползает по прямой
Как интересно и завораживающе!

2012-07-11 в 18:52 

ivor seghers
заморский провинциал
PaleFire, спасибо! :)

URL
   

зарисовки из жизни воображаемых друзей

главная