Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:48 

перевод с испанского

ivor seghers
заморский провинциал
В честь окончания первого года обучения испанскому языку в Центре Сервантеса и успешной сдачи экзамена, повешу здесь свой перевод одного рассказа испанского писателя.
Эта любовная история, которая мне представляется трогательной, отражает мои личные впечатления от гендерной дисфории, и, более широко, дает представление о нарушении образа себя, в психоаналитической терминологии "нарциссической травме".

Марио Бенедетти
Ночь уродов

Перевод сделан для размещения в личном дневнике, не для коммерческого распространения.

1.
Мы оба уроды. Более того, уроды незаурядные. Расщелина на скуле осталась ей после операции, перенесенной в восемь лет. Отвратительный шрам рядом с углом моего рта – след тяжелого ожога в подростковом возрасте.
Нельзя сказать, что у нас умильные глаза и извиняющийся взгляд уродов, пытающихся подлизаться к красоте, хоть так к ней приблизиться. Нет, ничего подобного. И ее глаза, и мои, полны возмущения, а взгляд отражает полное отсутствие смирения перед лицом несчастной судьбы. Возможно, это нас и объединило. Хотя "объединило" – пожалуй, не самое подходящее слово. Я ведь говорю о непримиримом отвращении, которое каждый из нас чувствует к своему лицу.
Мы познакомились у входа в кино: стояли в очереди, чтобы посмотреть на экранных красавца с красавицей. Там мы впервые рассмотрели друг друга без сочувствия, но с неясной солидарностью, там с первого взгляда заметили, что оба одиноки. В очереди все стояли по двое, сплошь парочки – супруги, женихи, любовники, бабушки с дедушками, да кого только не было. Все держали кого-нибудь за руку или под руку. Только у нее и у меня руки были незаняты и стиснуты.
Мы разглядывали уродство друг друга пристально, дерзко, без любопытства. Я остановился взглядом на сизой извилистой рытвине с бесцеремонностью, право на которую давала мне ошпаренная щека. Она не покраснела. Мне понравилась ее твердость, понравилось, что она отплатила мне той же монетой, пристально оглядев блестящее гладкое пятно старого ожога, где не росла щетина.
Наконец мы вошли в зал. Мы сели в разные ряды, но поблизости друг от друга. Она меня не видела, но я даже в сумерках различал светлые волосы у нее на затылке, свежее, красивое ушко. Это было ухо с нормальной ее стороны.
Час и сорок минут мы любовались на красоту мужественного героя и нежной героини. Я, по крайней мере, всегда был способен восхищаться прекрасным. Свою враждебность я направлял исключительно на свое лицо, и иногда еще на Бога. Впрочем, и на лица других уродов, других пугал. Возможно, я должен был бы питать благочестивые чувства, но не мог. Дело в том, что они похожи на зеркала. Иногда я задавался вопросом, что бы сделалось с мифом, если бы у Нарцисса была изуродованная скула, или сожженная кислотой щека, если бы ему не хватало половины ноздри, или на лбу краснели швы.
Я дождался ее у выхода. Некоторое время я шел с ней рядом, а потом заговорил. Когда она остановилась и взглянула на меня, мне показалось, что она колеблется. Я пригласил ее поговорить в кафе или кондитерской. Она сразу согласилась.
Кондитерская была полна, но как раз когда мы вошли, освободился один столик. Мы пробрались к нему через полный зал, оставляя за плечами косые взгляды и поднятые брови. Мои антенны очень тонко настроены на прием этого болезненного любопытства, бессознательного садизма людей с нормальным, чудесно симметричным лицом. Но в тот раз тренированной интуиции не требовалось: шепоты, покашливание, хмыканье были отчетливо слышны. Одно страшное лицо само по себе интересно, но два уродства сразу – это уже зрелище, почти спектакль; на это уже грех глядеть одному, подобает разделить удовольствие с кем-нибудь из твоих нормальных братьев и сестер.
Мы сели, заказали два мороженых, и ей хватило смелости (это мне тоже понравилось) вынуть из сумки зеркальце и поправить волосы. Волосы у нее красивые.
- О чем задумались? – спросил я.
Она взглянула в зеркало и улыбнулась. Рытвина на скуле изменила форму.
- Об очевидном, - ответила она. – Два сапога пара.
Мы беседовали долго. Через полтора часа пришлось заказать кофе, чтобы официанты не глядели косо. Я сразу понял, что и она, и я говорим со злой откровенностью, которая угрожает превзойти искренность и превратиться в нечто равнозначное лицемерию. Я решил высказать все сразу.
- Вы чувствуете себя отрезанной от мира, правда?
- Да, - согласилась она, не отрывая от меня взгляда.
- Вы восхищаетесь людьми красивыми, нормальными. Вы хотели бы иметь лицо такое же правильное, как у той девчонки за столиком справа, хотя вы умная, а она, судя по улыбке, отпетая дура.
- Да.
Тут она не смогла уже выдерживать мой взгляд.
- Я тоже такого хотел бы. Но знаете, есть одна возможность для меня и для вас прийти к чему-то.
- И какая же?
- Да полюбить друг друга, вот и все. Или просто сойтись. Называйте как хотите, а возможность такая есть.
Она нахмурила лоб. Ей не хотелось питать ложные надежды.
- Обещайте не считать меня психом.
- Обещаю.
- Наш шанс – провести вместе ночь. Целую ночь. В полной темноте. Понимаете?
- Нет.
- Вы должны понять! Полная темнота. Чтобы ни вы меня не видели, ни я вас. Телом-то вы красивы, вы знаете об этом?
Она покраснела, и борозда на ее щеке сразу налилась пурпуром.
- Я живу один, моя квартира неподалеку отсюда.
Она подняла голову и некоторое время глядела на меня вопросительно, оценивающе, отчаянно подыскивая диагноз.
- Что ж, пойдемте, - сказала она наконец.

2.

Я не только погасил свет, но и задернул двойную занавеску. Она дышала где-то рядом. Дыхание было спокойное. Она не захотела, чтобы я помог ей раздеться.
Я не видел ничего, темнота была полнейшая. Но все равно понял, что она замерла настороженно. Я осторожно протянул руку и коснулся ее груди. Ладонью я почувствовал мощную, возбуждающую полноту. Так я увидел ее живот, шерстку между ногами. Ее руки тоже меня разглядели.
В ту минуту я понял, что должен избавиться (и ее избавить) от той лжи, которую сам измыслил. Или собирался измыслить. Будто просветление на меня нашло. Нам не это нужно. Не это.
Пришлось собрать все запасы мужества, но у меня получилось. Моя рука медленно поднялась к ее лицу, нашла жуткую борозду и медленно, убедительно, уверенно погладила. Да, мои пальцы (сначала они чуть дрожали, затем успокоились) много раз коснулись ее слез.
Потом ее рука неожиданно поднялась к моему лицу и дотронулась до рубца и гладкого пятна пагубной отметины, снова и снова.
Мы плакали до зари. От горя, от радости. Когда рассвело, я встал и раздвинул занавески.

@темы: переводы, мое, txt

URL
Комментарии
2009-06-19 в 14:01 

Миранда Элга
Два кармана стрижей с маяка\...- Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было.
самое интересное, что они НЕ уроды, то есть у них есть шрамы, но не более того.
Это, конечно, не облеггчает жизни, но все же.

2009-06-19 в 14:27 

ivor seghers
заморский провинциал
Миранда Элга
самое интересное, что они НЕ уроды, то есть у них есть шрамы, но не более того.
Да, точно, мне это тоже показалось важным.

URL
2009-06-19 в 14:30 

ivor-segers Торкнуло, спасибо )

у них есть шрамы, но не более того
Смотря какие шрамы.

2009-06-19 в 14:49 

ivor seghers
заморский провинциал
Мильва , спасибо, приятно получить отзыв от такого классного переводчика.
Шрамы - среди прочего и емкий символ.

URL
2009-06-20 в 00:29 

Бернар Кусака
Взрослая самка человека # Рыцарь-хламовник # Lazy, fat & dandy
Очень понравилось:

Расщелина на скуле
умильные глаза и извиняющийся взгляд уродов, пытающихся подлизаться к красоте,
лица других уродов, других пугал.
со злой откровенностью, которая угрожает превзойти искренность и превратиться в нечто равнозначное лицемерию.
медленно, убедительно, уверенно погладила.

2009-06-20 в 08:26 

ivor seghers
заморский провинциал
Кусака Би ,
Эти моменты (разве что кроме первого термина) и меня в оригинале зацепили, приятно, если удалось перевести так, что они привлекают внимание.

URL
2009-07-06 в 12:24 

Papa-demon
(вн)утренний Себастьян/жизнь восхитительно пуста, мне нравится.
они очень трогательные.
и храбрые.

это что-то вроде - вдвоем против целого мира.

2009-07-06 в 13:53 

ivor seghers
заморский провинциал
Papa-demon
это что-то вроде - вдвоем против целого мира.
Дааа! Меня всегда очень трогает эта тема.

URL
2009-07-06 в 14:16 

Papa-demon
(вн)утренний Себастьян/жизнь восхитительно пуста, мне нравится.
я тоже люблю - она кажется заезженной, избитой, но как-то.. не знаю... я это очень хорошо понимаю, скажем так).

   

зарисовки из жизни воображаемых друзей

главная